БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ С КИСТОЧКОЙ В РУКЕ

   Акция «Краски добра», проводимая сотрудниками множительного центра БМЗ при поддержке ОО БРСМ и неравнодушных заводчан, продолжается. В прошлом году в рамках акции были разрисованы стены детской больницы Жлобинской ЦРБ, учебные кабинеты в СШ № 12 и гимназии № 1. На очереди новые арт-объекты. Проект реализуется двумя очаровательными девушками — художником-конструктором МЦ Екатериной Усовой и оператором цифровой печати МЦ Светланой Терентьевой. Акции всегда требуются волонтеры: фронт работ большой, времени немного, и девушки своими силами не справляются. Корреспондент «Металлурга» в группе других неравнодушных ребят отправилась помогать проекту в стенах детского отделения Жлобинской ЦРБ.

   «А мы вас уже ждем, проходите», — радушно встречает нас женщина в белом халате. В больнице шумно, где-то рядом слышны детский смех, крики, топот бегущих ног. В наших руках объемные пакеты с с красками, кисточками, тряпочками. Нас проводят на второй этаж, где совсем пусто: на время ремонта маленьких пациентов выселили в другое крыло, и этим обстоятельством решили воспользоваться художницы из множительного центра БМЗ.

   В небольшой комнате раскладываем на полу простынь, на нее выставляем баночки с красками. «Смотрите, в каком состоянии краска, — руководит процессом Светлана. — Если видите, что «живая», добавляйте воды и тщательно перемешивайте. Только очень хорошо, а то будут разводы». Открываем пузырек за пузырьком, руки моментально пачкаются. Вытирать бесполезно: краска тут же вновь заползает между пальцев. Непривычно.

   Светлана карандашом рисует контуры будущей экспозиции на стене. Каждому в руки выдается цветной эскиз, по которому предлагается ориентироваться в подборе цветов. «Но вы можете рисовать так, как вам захочется, не обязательно строго следовать шаблону», — наставляет художница. И вот я стою перед стеной с карандашным наброском и пытаюсь вспомнить, когда в последний раз рисовала. Красила забор на даче, стены дома, но чтобы аккуратно выводить кисточкой рисунок — пожалуй, только в школе. Вроде ничего сложного: опускаешь кисть в краску, держишь руку твердо, сосредоточенно наносишь цветные мазки. Кажется, что справляюсь неплохо, но случайный взгляд на работу Светланы, и я тут же понимаю: что-то не так. У нее мазки плотные, уверенные, у меня же блеклые и трусливые. Некоторое время наблюдаю за ее движениями, кое-что проясняется. Минут через 20 мои картинки становятся ярче, а контур более четким. Набила руку. Уже начинаю давать советы рядом рисующему товарищу и лезть со своей кисточкой в его картинку, за что получаю выговор. Прилетает Катерина, включается в работу. Практически смотрю как на равную. Вместе с тем понимаю, как это глупо: ну кто не осилит простую раскраску, хоть и большую и на стене?

   Мысли уносятся далеко. Ни музыки, ни разговоров, только слышно, как барабанит за окнами дождь. После неспокойного рабочего дня это то, что надо. Медитация с кисточкой в руке.

   «Ребят, вы представьте: здесь ведь в самом деле дети будут лежать, прямо в этой комнате. Знаете, каково ребенку в больнице находиться? В этой унылости, болезни, они будут смотреть на наши яркие картинки и радоваться», — нарушает тишину Катерина. И вдруг ты понимаешь, какое это ответственное дело. Что кто-то будет рассматривать твой рисунок, дотрагиваться, придумывать историю по мотивам изображенного сюжета. Кто-то после болезненного укола, кто-то боящийся своей первой в жизни капельницы, кто-то растерянный и испуганный. И этот маленький кто-то, быть может, глядя на раскрашенный моей рукой цирковой шатер, птиц, медведя, флажки, улыбнется и почувствует, что выздоровление совсем близко.

Алина ВОРОНИНА.