ВИКТОР КУХАРЕНКО: «НИ ЕДИНЫМ СЛОВОМ НЕ ЛГУ»

   Слова, вынесенные в заглавие нового выпуска творческого проекта, являются  девизом первого главного редактора «Металлурга» — Виктора Васильевича КУХАРЕНКО. Своему жизненному кредо он остается верен до сих пор. И наше интревью это только подтверждает. Оно не претендует охватить все аспекты жизни Виктора Васильевича. Те, кто с ним работал, узнают новые факты из его биографии, а молодежь познакомится с первым главным редактором. Первым навсегда. 

   — Маленький Витя представлял себя журналистом?

   — В журналистике я, видимо, оказался неслучайно. Дедушка, отвечая на многочисленные «почему» и «зачем», всячески поощрял мою любознательность. Когда я в шесть лет сам научился читать, он записал меня в библиотеку. В школе я выпускал стенгазеты, а мои сочинения всегда имели отметку «5/5». Некоторые работы принимали участие в областных конкурсах. 

   — Получается, что с выбором будущей профессии Вы определились достаточно легко?

   — Не совсем так. К девятому классу у меня появилось два интереса: иностранные языки и журналистика. Но вскоре выяснилось, что в ближайшем ВУЗе (это был Московский государственный университет — прим. авт.) конкурс на журфак составляет более 100 человек на место. Мне, сельскому жителю (Виктор Васильевич родился в селе Гордеевка Брянской области — прим. авт.), было тяжело тягаться с москвичами и жителями крупных городов. Я не стал рисковать и пошел учиться в Шатурский энергетический техникум, после окончания которого работал на Новолукомской ГРЭС. О поездке на ударную комсомольскую стройку я не жалею ни минуты.  

   —  А после армии, где Вы также выпускали стенгазеты, путь в журналистику продолжился?

   — А вот и нет. Устал я, видимо, от заметок, газеты, поэтому поступил в местный институт на факультет иностранных языков (сейчас это Брянский государственный педагогический университет — прим. авт.). После окончания ВУЗа я работал в сельской школе. Причем, довольно успешно: две мои ученицы пошли по моим стопам, выбрав своей специальностью иностранные языки.  

   — А как же журналистика?

   — Она всегда была рядом со мной, порой даже случайно. После перевода в родное село я женился. Родились сыновья. Получить собственное жилье захотелось еще сильнее, но такой возможности не было, поэтому решили с женой вернуться на ее родину, в Жлобинский район. В том, что это решение было верным, мы поняли сразу по приезду в Жлобин. Супруга — инженер связи — работу нашла буквально на железнодорожном вокзале. Знакомый подсказал, что на меховую фабрику как раз требуются специалисты такого рода. И через три дня моя Валя уже работала там. 

   А вот мне было гораздо сложнее. Свободных вакансий для учителя немецкого и французского языков в городе не нашлось. Учить снова сельских ребятишек мне не хотелось: не для того мы затевали с супругой переезд.  Знакомые посоветовали обратиться ко второму секретарю горкома партии. Эх, думаю, была не была, выгонит так выгонит. А он выслушал меня и предложил работу в СПТУ-187. Разузнал я, как туда добраться. Мой путь в училище проходил мимо здания редакции районной газеты «Камуніст». Увидел я эту вывеску и решил попытать счастья. И, как оказалось, не зря: мне предложили должность корреспондента по сельскому хозяйству. А через год с небольшим я уже возглавил этот отдел. 

   — Школа «районки» помогла в профессиональной жизни?

   — «Районке» я обязан всем. Именно здесь я научился журналистике. Раньше ведь все заметки и зарисовки писал по наитию, а «районка» помогла мне окрепнуть, стать на ноги в профессиональном плане. Да, и белорусский язык я выучил во многом благодаря работе в газете, которая выходила только по-белорусски.

   — А вопрос с жильем удалось решить?

   — Именно жилищный вопрос и привел меня на завод. Старший сын уже пошел в школу, а своего угла у нас так и не было. А тут двоюродный брат жены рассказал, что устроился на БМЗ, где работникам вскоре будут давать жилье. Уже, мол, и списки составляются. Написал я, в общем, заявление на увольнение, а редактор меня не отпускает. Я — в горком партии. А мне в ответ: «Ты знаешь, какой участок оголяешь?!» Долго меня не отпускали, пришлось даже немного схитрить. Предложил: отпустите меня, а я получу квартиру и вернусь обратно в «районку». Слово свое я сдержал, и в марте пришел снова в редакцию «Камуніста». Но меня не взяли: не было свободных мест.

   — Как встретил Вас завод?

  — Собеседование я проходил у Дерожанта Левоновича Акопова. Перед встречей очень волновался. Много раз рисовал в своем воображении общение с директором, человеком, по моим представлениям, серьезным, в строгом деловом костюме. А на деле — заходим с парторгом  в кабинет, а навстречу нам поднимается седой мужчина в джинсах. С искренней улыбкой говорит: «Привет!» и протягивает руку, а я стою и не знаю, как ответить: то ли «Привет», то ли «Здравствуйте». 

  Дерожант Левонович рассказал нам, каким будет завод, какой будет газета. Это было сказано с таким энтузиазмом, что захотелось идти работать прямо сейчас.

   Начинал я, кстати, в отделе по работе с иностранными специалистами. Вот здесь и пригодились мои знания иностранного языка. А чтобы я «не закис», мне поручили выпуск заводской стенгазеты, которая дважды в месяц появлялась в здании старой дирекции.

   

    — С чего начинался «Металлург»?

   — С приказа о создании газеты, в котором помимо всех юридических деталей был определен и штат нового подразделения: главный редактор и корреспондент (им стала Людмила Павловна Цингауз — прим. авт.). Огромную помощь нам оказал секретарь парткома завода Владимир Иванович Лодов. Именно он помогал с поиском помещения, пишущих машинок и всего того, что необходимо для работы. Появился у нас и добровольный помощник — крановщик копрового цеха Сергей Демин. Он не только фотографировал, но и подготавливал подписи к снимкам, писал зарисовки и очерки для газеты. 

   — Что Вы чувствовали, держа в руках первый номер заводской газеты?

   — Это меня надо было держать. Я ничего не соображал от счастья, хотелось показывать каждому: вот она, газета, наша, заводская. И видимо это настроение передалось заводчанам. Выход первого номера стал праздником. На два дня работа редакции, можно сказать, практически остановилась: нам звонили, приходили, поздравляли с дебютом и желали новых успехов.

     Но главным моим чувством была все-таки неудовлетворенность. Всегда казалось, что вышедший номер можно было сделать интереснее. Но это чувство, наверное, знакомо каждому. Оно помогает двигаться вперед. 

   — Газета всегда много внимания уделяет производству. Насколько сложно было освещать металлургическую отрасль тем, кто о металле и стали до приезда в Жлобин знал совсем немного?

   — Главные специалисты завода нам помогали, шли навстречу. И в вопросах технологии, процесса производства мы доверяли им. Хотя случались и конфликты. В одну из заметок, касающуюся, как сейчас помню, металлолома и шихты я внес свои правки. Но вот со стороны производства эти правки были совершенно неверными. За это нам и сделали замечание. 

   — В газетных материалах 90-х немало критических, острых материалов. Как относились читатели, руководство к критике?

   — Относились все по-разному. Юрий Васильевич Феоктистов мог и пожурить: почему, мол, жалеешь начальников? Если они работают ни шатко, ни валко, то так и пиши. Понятно, что вне критики были учредители газеты: дирекция завода, партком и профком (хотя в период гласности доставалось и им). Конечно, не всем это нравилось. И ругали нас за критику тоже. Помню, за материал о недостаточно горячих обедах и работе общепита меня здорово «пощипали» на очном рапорте. Жаловались на нас и директору, а после ликвидации партии помощнику по идеологической работе, но я всегда предлагал решать все спорные ситуации со мной напрямую. 

  — Какой вообще была редакционная кухня тех лет?

  — У нас появились внештатные корреспонденты, которые писали для нас заметки о жизни в цехах. Пользуясь случаем хочу поздравить с юбилеем одного из самых активных наших добровольных помощников — Анатолия Михайловича Божинского. Крепкого ему здоровья и долгих лет жизни. Отмечу, что у многих «внештатников» была тяга к журналистике. Целую полосу в номер для нас подготавливал Сергей Саваш. Фотографиями  украшали газетные номера Виктор Лапин, Геннадий Шамаев.  Позже штат газеты удвоился. В редакцию пришли Людмила Борисовна Шадукаева, Инна Ивановна Ясинская. Газета перешла на двухразовый выход. Несмотря на экономические сложности был организован множительный центр, газету стали выпускать в заводской типографии.

   — Виктор Васильевич, какое пожелание адресуете «Металлургу» в преддверии 35-летия.

   — Желаю «Металлургу» оставаться в гуще событий заводской жизни. Крепчайшего вам здоровья, коллеги, новых идей и творческих успехов. 

Интересно знать...

   В 2004 году главным редактором «Металлурга» стал Леонид Евгеньевич МОСКАЛЕВ, после его ухода на заслуженный отдых в 2010 году редакцию заводской газеты возглавила Инна Ивановна ЯСИНСКАЯ. 

   Татьяна БОНДАРЧУК.

НА СНИМКЕ: Виктор Васильевич КУХАРЕНКО с коллективом редакции. 

Фото из архива редакции.