ВНИМАНИЕ! ПРОПАЛ ЧЕЛОВЕК! «СИМУРАН», ОТЗОВИСЬ!

   Меня, автора этого материала, всегда поражают социальные инициативы. Когда люди, не имея никакого корыстного интереса, служат обществу по велению сердца. Одна из таких инициатив — поисково-спасательный отряд «Симуран». Организация занимается поиском пропавших без вести людей, не заменяя при этом ни милицию, ни МЧС: членами отряда являются добровольцы, готовые тратить личное время и средства для помощи тем, кто оказался в беде. Среди симурановцев немало и заводчан. В этом материале трое из них поделились своими историями о деятельности в отряде.

   Дмитрий ТОМАШОВ, машинист по навивке канатов СтПЦ-2:
   — О «Симуране» я узнал несколько лет назад. До этого я только размещал на своей странице «Вконтакте» ориентировки по поиску пропавших. И, видя, как их много, в какой-то момент решил, что хочется помогать не только в сети, но и в реальности, на практике. Сначала мы с другом обратились в минский отряд «Ангел». Там нам подсказали, что в Гомеле есть свой поисково-спасательный отряд «Симуран». Мы связались с координатором, оставили заявления на вступление. В то время (январь 2017-го) как раз создавалось подразделение отряда в Жлобине, и нас в него приняли.
   Некоторые навыки по ориентированию на местности у нас уже были, так как мы занимаемся туризмом. Но все же учиться пришлось многому, ведь у поисковых работ есть своя специфика. Это не только работа с картами, компасом: нужно знать, как вести себя на поисках, как пользоваться радиосвязью, как идти в цепи.
   Мои первые поиски были на Брянской границе. Тогда пропал дедушка. Ездили туда дважды, я попал во второй заход. Местность труднопроходимая, и к тому же погодные условия осложняли поиски: шли сильные дожди. Разговаривали с местным населением, выясняли, где лучше всего искать человека. Выделили квадраты, которые необходимо исследовать, выстроились цепью, и пошли. Там и болота, и заросли, и многочисленные глубокие овраги. Делали веревочные переправы, укладывали для перехода над стоявшей в канаве водой деревья. И, что называется, понеслось. Я понял тогда, что мне это нравится. К тому же, я могу применять навыки от своего увлечения — туризма, и вместе с тем приносить пользу обществу.
   Некоторые выезды особенно поражают, остаются в памяти. Вот в сентябре прошлого года ездили в Рогачев. Команда собралась из волонтеров Жлобина, Светлогорска, Рогачева, Буда-Кошелева, Гомеля. Выехали на место, где видели человека в последний раз. Тоже дедушка. Начали с обследования его участка, потом обыскали все вокруг, и уходили все дальше и дальше к лесу. Его тогда нашла милиция на заливе Днепра. К сожалению, он утонул. И это тоже часть нашей работы: смириться с тем, что человек может погибнуть.
   А недавно ездили на поиски мужчины, который пропал буквально среди бела дня: вышел из автобуса и все, никто не знает, где он. На поиски ездили уже дважды. Свою работу мы продолжаем до тех пор, пока человек не будет найден. Или девочка несовершеннолетняя пропала. Милиция передала данные: видели в Гомеле. Отряд быстрого реагирования направился в указанное место, но не нашли. А на следующий день ее обнаружили сотрудники милиции на вокзале. Поиски затруднила мелочь: когда уходила, была рыжей и с татуировкой на руке, а нашли ее уже перекрашенной и без татуировки. 
   Мы не заменяем ни милицию, ни МЧС. Мы только помогаем им: у них тоже на всех потерявшихся не хватает рук. Заявку на поиск нам подают родственники. При этом должно быть подано заявление на розыск в милицию, или сотрудники органов сами обращаются к нам. В обход мы ничего не делаем. Бывают ведь и криминальные случаи, и, разумеется, мы не можем вмешиваться. Все дела о пропавших предварительно прорабатываются милицией, и к нам уже попадают только такие, где мы можем помочь и не навредить следствию. Но бывало и такое: человек пропал, и искать его идут люди, которые не относятся ни к милиции, ни к «Симурану». Этого лучше не делать: можно серьезно навредить.
   При этом волонтеры нужны всегда. Работа найдется каждому, было бы желание. Это не обязательно поиски: раз не готовы ехать в лес, помогите в распространении информации. Даже когда человек делает репост ориентировки себе на стену в соцсети, он уже оказывает помощь в поисках. Практика поисково-спасательных отрядов показывает, что таким образом находится множество людей лишь потому, что эту информацию видит большое количество пользователей соцсети. Кажется, мелочь: всего лишь репост. А лицо пропавшего человека благодаря этому попадет в ленту ваших друзей, и в ленту друзей друзей. Может быть, кто-то из них утром, по дороге на работу, увидит в толпе знакомое лицо и подумает: откуда я знаю этого человека? А видел он его в симурановской ориентировке. Вспомнит, и сообщит нам. Такой факт: как-то раз благодаря репостам и расклеенным по городу ориентировкам за сутки нашлись двое жлобинчан.
   А если готовы ехать, но не уверены, что справитесь, — все равно обращайтесь. Приступать к работе можно, даже если подготовки нет никакой: во-первых, на месте всегда проводится инструктаж, а во-вторых, новеньких в одиночку никуда не отпускают, они всегда следуют за кем-то опытным. От них нужны руки, ноги и глаза. Но чтобы самому руководить группой людей, проштудировать учебные материалы придется.
   Я в отряде уже третий год. Меня мотивирует желание помогать обществу. Просто хочется, чтобы люди были счастливы. Меня так воспитал отец, он был начальником пожарной части города. Я видел с детства, как он помогал людям, и перенял это в свою жизнь.

   Геннадий ШАРИНЕЦ, токарь ЦРМО:
   — Я в «Симуране» недавно. Узнал о нем в интернете: попалась на глаза жлобинская группа в одной из соцсетей, и я понял, что хочу вступить в отряд. Написал администратору, меня подробно расспросили, кто я такой, почему решил присоединиться. После меня добавили во все рабочие чаты. Мы общаемся не только по работе, но и в жизни. У нас такое крепкое товарищество: если какие-то проблемы в жизни у симурановцев, обращаемся друг к другу за помощью.
   Пока, к счастью, я на поиски не ездил. Я, фактически, новичок, только учусь и готовлюсь к реальной поисковой работе. В «Симуране» внимательно относятся к обучению людей. Проводятся семинары как теоретические, так и практические, с выездом на местность. Но проходят они в основном в Гомеле, а у меня возможности ездить туда нет. Времени ведь на все не наберешься: семья, работа, какие-то личные дела. Но это не проблема: мы обучаемся удаленно. Все учебные занятия в координационном центре Гомеля записываются на видео, а также симурановцы делают ролики по реальным поисковым походам. Все это можно посмотреть и изучить. То есть даже моего физического присутствия на общих сборах не нужно. Но даже при том, что я досконально изучаю всю информацию, которую нам дают, на первых поисках я буду закреплен за кем-то старшим как новичок. В будущем, когда наберусь опыта, я и сам готов возглавить группу, мне не страшно взять на себя ответственность.
   В организации есть текучка. Порой люди приходят с горящими глазами, мол, ну сейчас как начну спасать! А не тут-то было. У поисковиков есть сезонность: так, зимой обычно затишье, а летом работы прибавляется. И это далеко не толпы «потеряшек». Оно же и к лучшему, когда у «Симурана» нет работы: значит, никто не потерялся, все дома. Но от отсутствия этой работы людям становится скучно. Это ведь не романтика все! Мы просто должны быть — люди, наученные искать потерявшихся, ведь наша помощь может потребоваться в любой момент. Еще один отпугивающий фактор — то, что мы не являемся коммерческой организацией. Никто не получает за поиски денег, а напротив, мы вкладываемся. На инвентарь, одежду, топливо нужны средства, и все это приобретается за счет волонтеров. Нужно быть к этому готовым.
   Почему я сам не теряю энтузиазма? Ну вот у меня самого двое маленьких детей. Я порой думаю: вдруг кто-то из них потеряется? Куда бежать, кому звонить? Вот не было бы «Симурана», что делать? Соберу я родственников, знакомых. Никто специально не обучен такому делу, как смогли, так и проверили местность. Милиция тоже не соберет достаточное количество своих сотрудников для того, чтобы провести поиск: у них просто нет таких человеческих ресурсов. А теперь представим, как меняется ситуация благодаря существованию «Симурана». Откликнутся люди из отряда, своих товарищей приведут. Со знанием дела разделят работу, скоординируют людей, объяснят, что делать. Это большая сила! Мы же проверим каждый угол города! Я состою в «Симуране» именно потому, что понимаю: обществу нужны такие люди. У меня есть силы и желание этим заниматься, так почему нет?

   Ростислав ПОЛУПАНОВ, главный специалист группы по тепловым сетям и системам газоснабжения УПиР:
   — Я узнал о «Симуране» благодаря подруге, которая пригласила меня поучаствовать в поисках дедушки, проходивших на границе с Брянской областью. Меня заинтересовала эта работа с первой же поездки: и сами принципы, правила, по которым проходят поиски, и люди.
   В поисковых мероприятиях часто приходится сталкиваться с трудностями. Через несколько месяцев после той первой поездки я поехал туда еще раз, на поиски того же человека. Погода была дождливой, и противопожарные канавы в лесу были полностью заполнены водой. С нами тогда поехали ребята из «Школы выживания». В своей организации они изучают правила выживания в экстремальных условиях. И вот когда нам нужно было такую канаву перейти, они протянули над ней веревки. Успешно прошли не все: многим пришлось продолжить путь в грязной и мокрой одежде. А однажды мы осуществляли поиски ночью. Была ранняя весна — на улице сыро, холодно. После дня работы один из координаторов решил, что необходимо продолжить поиски, и мы пошли в лес, в кромешную темноту. Тогда все сильно вымокли, продрогли, устали. Еще коллеги по отряду рассказывали, что сталкивались в лесу с дикими животными.
   И не только условия окружающей среды могут стать препятствием. В прошлом году ездили в Рогачев на поиски мужчины. Часто люди, которые пропадают, имеют проблемы со здоровьем, в том числе и психическим. Мы на месте всегда общаемся с соседями и родственниками пропавшего человека. Чаще это, конечно, помогает, но в тот раз только сбивало: в рассказах людей было много противоречий. Излазили все окрестности — овраги, болота, кладбище. Целую розыскную работу провели!
   Эти трудности — тоже часть работы, к такому нужно быть готовым. Если собираетесь на поисковые мероприятия, необходимо хорошо осознавать, во что ввязываетесь, и тщательно к ним готовится.
   Еще важно понимать, что часто поиски заканчиваются нулевым результатом. В 70% случаев поисковики не находят пропавшего, в 20% человек отыскивается, и он жив, а в 10% — мертв. Но при этом нулевой результат — тоже результат. Это значит, что круг поиска сужен, и нужно переходить на другие квадраты, работать там.
   В Жлобинском районе пропавших не так много. Часто мы отправляемся на поиски по области. В этом деле есть некоторая сезонность, и вот сейчас мы пока, к счастью, не задействованы в поисках. Тем не менее, работа есть всегда: о пропавших ведь нужно извещать. Так, в отряде много девушек, которые находятся в декретном отпуске. Они занимаются такой административной работой: делают ориентировки, рассылают, договариваются с другими пабликами о размещении информации, обрабатывают заявки желающих вступить в отряд. Да и на ПМ много девушек ездит, и никто не жалуется, они довольно стойкие. Так что если думаете о вступлении в отряд, но вам кажется, что не сможете принести пользу, перестаньте сомневаться. «Симурану» всегда нужны люди, и каждый может сделать вклад в наше дело.
  
Алина ВОРОНИНА.
Фото Аркадия ШЕВЧЕНКО.

   А что означает название отряда? Священный Крылатый Волк Симуран является воплощением Верховного Огнебога Древней Руси — Симаргла.Это хранитель леса, посевов, корней деревьев. Он возносит к небесам людские молитвы. Он переправляет через Звездный Мост души простых людей. Ночью Симуран стоит на страже с огненным мечом. И лишь один день в году он сходит со своего поста, откликаясь на зов Купальницы, в день Осеннего равноденствия.