ВОДА — ЭНЕРГИЯ ЖИЗНИ

  Владимир Григорьевич Оганян родился и вырос в Новокузнецке. К приезду в Жлобин на строящийся металлургический завод за его плечами уже был 20-летний опыт работы в черной металлургии. Неудивительно, что этот человек оказался в числе тех специалистов, которых пригласил лично Дерожант Акопов. Задолго до официального пуска завода В.Г. Оганян был назначен начальником энергетического цеха и оставался на этом посту вплоть до выхода на заслуженный отдых — уникальный случай для нашего предприятия.

    Владимир Григорьевич руководил энергетическим цехом 23 года. 15 октября 1984 года он лично присутствовал на рабочей площадке ДСП-1, отдавая распоряжения в ЭнЦ по подаче воды для охлаждения оборудования. Это было также ответственно, как и получение годной продукции. Вода всегда была, есть и будет важной составляющей технологического процесса практически любого производства.
   К моменту пуска завода в состав энергетического цеха входили две скважины питьевой воды водозабора «Коммунальный», водозабор технической воды, водоподготовка-1, которая обеспечивала оборотной водой первую печь и машину непрерывной разливки стали. Чтобы запустить эти объекты, была проделана огромнейшая работа.
   — Я был трудоустроен на завод в начале 1983 года старшим инженером отдела главного энергетика, которым руководил Юрий Андреевич Байченко. Строилась котельная «Северная» — туда бросали, велось строительство водозабора технической воды, реконструкция водозабора «Коммунальный» — посылали туда. А я все рвался на производство, чтобы горячий стаж дорабатывать, т.к. на КМК (легендарный Кузнецкий металлургический комбинат, прим. авт.) и Западносибирском металлургическом комбинате мне довелось работать в горячих цехах. Акопов говорил: «Временно поработаешь здесь, потом переведем». Назначили меня и.о. начальника цеха водоснабжения. В мае 1984 года этот цех по моему предложению был переименован в энергетический, а я был назначен его начальником.
   Первая плавка, 15 октября… Внешне все было спокойно, но мы волновались. Я был на рабочей площадке ДСП-1. Тогда мобильных телефонов еще не было, и нам всем выдали компактные радиостанции. Держал связь с коллегами, следил за показателями расхода воды, давал команды на пульт своего цеха. Все технические условия, касающиеся работы охлаждающего оборудования, были соблюдены, однако потом начались проблемы. Водоснабжение, теплоэнергетика — это ведь не пыль. Там сложнейшая технология: декарбонизация, умягчение, выпарка, осмос. Вода качества А, качества В, качества С — для каждого цеха своя. Неоценимую помощь мне оказал мой заместитель Анатолий Николаевич Гриценко. Он много помог, т.к. сталкивался с этим. А в Союзе таких технологий, как здесь, не было. Все надо было постигать самому и учить этому людей. Импортное охлаждающее оборудование требовало строгого соблюдения технологии подготовки воды. «Фирмачи» рекомендации дали и уехали, а денег на закупку импортных реагентов нам не выделяли. Считалось, что это не столь важно. А когда оборудование стало останавливаться, спохватились. Давай собственные реагенты придумывать. На ходу соображали, читали специальную литературу, сотрудничали с институтами. С нами работали специалисты Свердловского института «Уралчерметэнергоочистка» и Донецкого института «ДонНИИЧермет». Они придумали реагенты, которыми мы спасались много лет, пока опять не перешли на импортные закупки.
   Сейчас, оглядываясь назад, понимаешь, насколько было трудно. А тогда мы трудностей не замечали. Просто работали и все. Среди тех, кто со мной начинал, Николай Александрович Лабуко, Иван Панкратович Сухоцкий, Иван Леонидович Вересов, Татьяна Викторовна Кутилина, Александр Евгеньевич Яночкин, Валентина Хомич, Сергей Зубов. Это тот костяк, вокруг которого потом организовался коллектив ЭнЦ. Некоторые из них продолжают и сейчас работать на заводе. Очень много для производства сделал Александр Алексеевич Сотников, когда стал главным энергетиком завода. Все это уже история…

Марина БОЖИНСКАЯ.
НА СНИМКЕ: В.Г. Оганян (первый справа).