И ЖИЗНИ НОВЫЙ ПОВОРОТ

    В мировой истории есть имена людей, чье влияние на развитие тех или иных отраслей деятельности человечества трудно переоценить. Космонавты, политики, физики, художники, писатели…  Все они оставили свой след в научном, общественном, культурном  наследии. Белорусская металлургия в этом плане также богата примерами. Мы ни в коем случае не беремся соперничать с величием мировых деятелей, но и своих легендарных личностей ценим не меньше.
   Назад в СССР
   БМЗ — экспортно-ориентированное предприятие. Сегодня эта фраза, звучащая в контексте развития металлургического завода, уже не вызывает удивления. А ведь всего пару десятилетий назад, в 1990-е, БМЗ оказался у «разбитого корыта». С развалом СССР,  завод, построенный изначально для обеспечения внутренних потребностей союзных республик, встал перед выбором дальнейшего пути. Продавать металлопродукцию бывшим советским потребителям? Так многие из них перестали быть платежеспособными. Реализовывать в дальнее зарубежье? Куда? И что именно? Внешнеэкономических связей БМЗ не имел, но, как говорится, жизнь заставила, и один из тех, кому пришлось их выстраивать — Геннадий Яковлевич ШИЛЕНКО.
    Страницы моей биографии…
   «Я родился и вырос в Оренбургской области, в деревне Рычковка. Окончил обычную сельскую среднюю школу. Как попал в металлургию? Просто понравилось красивое, с  просторными коридорами здание Магнитогорского горно-металлургического института. Будучи школьником, я, несмотря на то, что в 40 километрах от нас, в городе Новотроицке находился Орско-Халиловский металлургический комбинат, о черной металлургии имел весьма смутное представление. Но, став студентом вуза, понял, что другой дороги у меня быть не может. 
  В 1974-м трудоустроился на Карагандинский металлургический комбинат электромонтером по обслуживанию систем автоматизации. Через три года  стал старшим инженером–электроником отдела АСУ, потом — начальником бюро холодного проката лаборатории АСУ. А в 1984-м поступила информация о строительстве новых металлургических заводов — в Белоруссии и Молдавии. Отправил свои документы на оба  предприятия, и оба — прислали приглашения. Выбор в пользу БМЗ сделал только потому, что когда-то службу в армии проходил в Витебской области, поэтому и решил ехать в  Беларусь…»
   С нулевой отметки
   В Жлобин Геннадий Яковлевич перебрался со своей семьей в то время, когда завод представлял собой огромную строительную площадку. Те объекты, за которыми закрепили старшего инженера-электроника отдела автоматизированных систем управления БМЗ Г.Я. Шиленко, находились на «нулевой отметке». На его глазах котлованы, сваи, фундаменты постепенно трансформировались в здания новых цехов.
    — Я тогда был в том возрасте, когда все казалось по плечу, — вспоминает он, — был  уверен в своих силах и горел желанием доказать иностранцам, работавшим с нами бок о бок, что мы, заводские специалисты, не хуже их. И нам это удалось.
   Прошло 10 лет. В ноябре 1994-го Геннадия Яковлевича назначили  заместителем начальника управления внешнеэкономических связей БМЗ. Руководил службой в то время В.К. Валавин, а первым сотрудником был Н.В. Мартыненко, который, к слову, —  единственный, кто имел специальную подготовку (окончил курсы по внешнеэкономической деятельности).
  — В торговлю я попал совершенно случайно: настоял  Юрий Васильевич Феоктистов. Признаюсь честно, желания  переходить из АСУ в управление ВЭС не было, считал, что мой характер не позволит мне торговаться, — улыбается Геннадий Яковлевич.
  От корда…
   Первой самостоятельной «нитью», которую протянул Г.Я. Шиленко, налаживая торговые взаимоотношения с зарубежными партнерами, стала кордовая.
   —  Сыграли на руку некоторые обстоятельства, — уточняет руководитель. — На одном из заводов по производству металлокорда в Германии случился пожар. К нам обратились за латунированной проволокой. А мы выдвинули условие — вместе с проволокой  хотим поставлять также металлокорд. Договорились. Это в свою очередь послужило большим толчком к расширению поставок: обратив внимание на качество жлобинской продукции,   другие иностранные компании предложили сотрудничество.
   Чтобы удовлетворить требования клиентов и выпускать востребованную на европейском рынке продукцию, метизникам пришлось осуществить некоторую реконструкцию канатных машин. Была разработана и технология производства новых конструкций металлокорда. Техническое сотрудничество в данном направлении осуществляли совместно с «Гудьер» и «Континенталь». В то же время  специалисты ВЭС налаживали отношения с компанией «Манули». Заводом по производству рукавов высокого давления тогда руководил бывший директор «Пирелли», поставщик ноу-хау-технологий на БМЗ. Имея в багаже опыт взаимодействия с итальянскими специалистами  по различным вопросам, очень скоро наши металлурги вышли на достаточно большие объемы по контрактам. 
   — Самым сложным в выстраивании внешнеэкономических связей было переломить наш советский менталитет, — откровенно признается Геннадий Яковлевич. — Не совсем добросовестное отношение к производству, стремление упростить задачу  (к примеру, вместо сварки металлокорда канатчики умудрялись завязывать узлы) приводило к неловким, и это мягко сказано, ситуациям. А ведь любые переговоры по ценам, объемам поставок начинались с того, что фирма предъявляла презентацию к нашему качеству: указывала на количество обрывов, узлов, случаев подъема полотна и пр. Неимоверных усилий требовалось, чтобы убедить заказчиков, что качество  впредь будет на высшем уровне. 
    …до труб…
  Еще одним важным направлением в работе Г.Я. Шиленко стало курирование строительства трубопрокатного производства, начиная с разработки технического задания, объявления конкурса по выбору поставщика оборудования до самого последнего дня работы штаба, созданного по распоряжению Совета Министров Беларуси. Сегодня мнения по поводу  необходимости создания на БМЗ трубного цеха разнятся. А вот, что думает на этот счет Геннадий Яковлевич.
   —  Любая диверсификация производства полезна. Если есть еще один конечный продукт, причем качественный, это всегда помогает в случае, когда  рынок по другому сортаменту падает. Поэтому, я считаю, что чем больше направлений производства, тем лучше…  К слову, тогда, в 2004-м, ситуация была очень не простая: рынок шел вверх, спрос на металлопродукцию был огромный,  и практически все производители черных металлов начали расширяться.  Компании, поставлявшие оборудование, просто не успевали выполнять заявки. Но внезапно наступил резкий спад. Конечно, во многом наши расчеты не оправдались, так как бизнес-план строился в период мощного развития машиностроения, и основным сортаментом ТПЦ предусматривалась продукция для  предприятий этой отрасли. С наступлением кризиса пришлось переориентироваться, выпускать продукцию для нефтегазового сектора (для этого были определенные условия). Но мы до сих пор не выполнили еще одну свою задачу в рамках инвестиционной программы развития на 2011-2015 гг. — не поставили оборудование, не открыли производство по финишной доработке нефтегазового сортамента труб. Это нам обязательно предстоит сделать, — подчеркивает Г.Я. Шиленко.
…и нового проката
  Не останавливаться ни на шаг в своем развитии, а то и вовсе его ускорить, чтобы всегда быть в авангарде, — такие правила диктует время. Устойчивую работу завода в нынешних непростых экономических условиях обеспечит очередной виток развития предприятия, уверен Геннадий Яковлевич: 
  — Второй сортопрокатный цех построен очень вовремя, да и направление выбрано верное. Новый цех запустился в работу в тот момент, когда рынок начал падать. Будем надеяться, что скоро он снова пойдет вверх, и продукция СПЦ-2 как раз «поспеет» к своему времени.
  Вместо послесловия
    «Работа по выстраиванию внешнеэкономических связей полностью зависит  от того, как складываются дела на том или ином рынке. Некоторые вчерашние покупатели сегодня отошли в сторону и не работают с БМЗ. Но завтра они обратно к нам вернутся. Обязательно. Потому что будут совсем другие условия. А в связи с этим мой совет: нельзя никогда  ни с кем ссориться, расходиться нужно мирно, потому, что жизнь сведет заново». 
     Любопытно…
— Вы владеете немецким и итальянским языками. Где обучались?
— «Владею» — это громко сказано. Просто могу общаться. Школой послужила производственная необходимость: когда начали работать со специалистами «Даниели»,  переводчиков не хватало (они приходили два раза в неделю на один час), вот и пришлось самостоятельно постигать иностранные языки.
— Чем увлекаетесь?
 — Хоккеем, компьютером, автомобилем и немного дачей. 
— Дети пошли по стопам отца?
 —   Нет, пошли своей дорогой: одна дочь — экономист, другая — эколог.

Наталья КОЗЛОВА.