ЧОРНАЯ БЫЛІНА Ў ДУМКАХ 30 ГАДОЎ

   Новый выпуск «Земляков» расскажет вам одну из миллионов историю о том, как трагедия мирового масштаба в одночасье сломала устоявшийся уклад жизни мирного белорусского городка. Хойники по-прежнему своей малой родиной считает заводчанин Александр Михайлович Литвинко. Апрельский день 1986-го он встречал 26-летним амбициозным, задорным, не знающим горя и бед парнем.

  Жыццё «ДА»
   Тихий спокойный городок в 1980-х насчитывал около 14 тыс. жителей. Хойники разрастались, строились жилые дома в районе «Стройка» (так его местные окрестили), надежды возлагались на еще только возводимый филиал московского машиностроительного завода «Салют». Успешно развивалась производственная деятельность на сыродельном комбинате союзного значения, заводе железобетонных изделий, гидроаппаратуры и др. Умели горожане работать — умели и культурно отдохнуть. Для этого было все необходимое: парк с царским поместьем, клубы, кинотеатр, ДК, фонтан, танцплощадка, футбольный стадион. К слову, за проходившими там матчами  следили в 1987-м даже зарубежные СМИ.
   Самые громкие праздники в жизни Хойников «до» были 9 мая и День молодежи. Их отмечали на окраине города в лесном массиве в районе консервного завода. Летом, как вспоминает наш герой, любили хойничане съездить покупаться на Припять, что в 30 километрах  от города. А навестив друзей и знакомых в тех краях, домой без гостинцев никому уезжать не получалось. Местные жители были заядлыми рыбаками. Часть улова продавали, часть оставляли себе на зимние запасы. Способ приготовления, к слову, своеобразный: очищенную рыбу разрезали вдоль, потрошили, подсаливали, укладывали на солому и в печь — сушиться. Это было одно из основных занятий жителей теплой порой, а зимой все занимались плетением кошей на продажу по 1 рублю за штуку.
   В самих же Хойниках горожане также не исключали из своего рода занятий ведение домашнего хозяйство. Александр, например, будучи школьником, сам разводил кроликов, вырастив однажды 50 особей.

   МАЕ ГЕРОI
   Александр воспитывался настоящими героями, на судьбу которых выпали тяжелые испытания. Отец и мать прошли всю войну и познакомились в мирном 1948-м.
   Юлии Адамовне 5 января исполнилось 89 лет. Сегодня она живет у сына. Юлия Жевняк (девичья фамилия матери) рано стала сиротой: в два года потеряла отца, в шесть — не стало матери. Брата призвали рна фронт, старшая сестра уехала в Пинск, а Юлю на воспитание забрала тетя Мария из Хойников. Незавидная судьба была и у нее. Рано овдовела, осталась одна с тремя детьми. Дочь ее погибла в военное время, когда в числе комсомольцев сбрасывала фугасы с крыш домов в Ленинграде. Двоих сыновей тоже убила война. Говорят, один из них был художником от Бога, рисовал постоянно, даже на дверях, когда не было бумаги. «Когда тетя получала похоронки, рвала на себе волосы от горя», — рассказывает Александр Михайлович со слов матери.
   Одно успокоение — Юлечка. Но настал момент, показавшийся тогда точкой в жизни, когда в дом Купрейчик явились представители советской власти с заявлением: «Что, товарищ Жевняк, отказываетесь помогать власти?». (Дело в том, что накануне на ее имя пришла повестка явиться в исполком, та не пошла). Тетя вступилась: «Я уже полно отплатила стране, двоих сыновей и дочь похоронила, оставьте мне это дитя! Ей же всего 16 лет!». Мольбы услышаны не были. Юлию отправили служить в военный госпиталь в Василевичи, затем в Шатилки (ныне Светлогорск). Однажды ночью его свернули и перевезли в Польшу, где Юля и встретила победу.
   Отец Александра Михаил Адамович был военным. Свою доблесть проявил в боях во время Великой Отечественной войны. Был трижды ранен, до последнего носил осколок в ноге. Его нет на свете уже 18 лет, но память о нем живет в сердцах родных.

   МАЯ ГIСТОРЫЯ
   С раннего детства Александр Литвинко был неравнодушен к военной технике. Наверное, это даже стало детской мечтой — быть причастным к «военщине». Неудивительно: отец военный, старший брат тоже. Надеялся на это и младший. Окончив школу в 16 лет, решил испытать удачу. Зная, что в военное училище берут с 17 лет, втихую написал письмо на имя начальника, в котором выразил просьбу взять его учиться на летчика несмотря на свои 16. Уже через неделю пришел ответ на запрос, да вот только его перехватил отец. В почтовом ящике лежала книжка-методичка и конверт с положительным ответом! Вникнув в суть дела, папа вызвал младшего на разговор: «Ты подумай о матери, обо мне! Хватит в семье двух военных! Кто нам в старости стакан воды принесет!». Потом приехал старший, встал на сторону отца. «Вот так, общими семейными усилиями мне «обрезали крылья», — говорит Александр Михайлович, — «Раз так, говорю, вообще никуда поступать не буду, пойду работать!». Так и вышло, наш герой устроился в своем городе на завод учеником токаря. А перед армией отправили его все-таки на учебу, правда, водителем.
   Вернулся со службы и сел за баранку авто в райбольнице. Все шло спокойно, обыденно. Познакомился на танцах с будущей женой. Радовались появлению на свет дочери Людмилы, затем сына Сережи. А спустя десять месяцев семейная идиллия была внезапно разрушена.

   ТОЙ САМЫ МОМАНТ
   — Я понял, что произошло что-то странное только после обеда, — с волнением вспоминает Александр Михайлович. — И то нам сразу открыто не объявили, не растолковали. Тогда вышел приказ, объявляющий в нашей больнице круглосуточный режим работы. Домой отпускали только с разрешения врача.в первых числах мая 1986 г. была сформирована оперативная группа штаба медицинской службы ГО БССР, в составе которой мне в качестве водителя пришлось объехать все населенные пункты 30-километровой зоны, расположенной в Хойницком районе, а также ряд поселений Брагинского и Наровлянского районов, выполняя различного рода поставленные задачи. До конца мы не осознавали, что происходит. Ну, авария да авария. Всё и все были, вроде, как прежде. Даже объявили митинг на 1 Мая. Помню, вернулся с зоны в тот день в 6 утра, а в 10 нужно было быть на демонстрации (к моей машине крепили транспарант). Глядь на машину, а она вся в каких-то рыжих пятнах, как после дождя. Я уже и растворителем, и моющими, и бензином пробовал отмыть — ни в какую! Доложил — поменяли машину. И вперед, на парад.
   Потом снова поездки по зоне… Отколесив четверо суток, мне дали выходной — одну ночь 5 мая. Это время я использовал для того, чтобы вывести жену к своей сестре в Пинск. В этих числах началась массовая централизованная эвакуация людей, обязательной процедурой перед этим была помывка в бане, уничтожение вещей, женщинам выдавали халатики. Массово увозили скот. Жуткая картина…
   Бывало, что приходилось что-то недоговаривать людям во благо их жизни и здоровья. Помню бабку лет 80. Мы ей: «Бабуль, нужно ехать, радиация кругом». А она: «Ды дзе ж гэта ваша радыяцыя, сынки, я яе не чую, не бачу. Никуды не поеду». Уговорили, сказав, что мера эта временная.
   В августе дали мне отпуск. Нас отправили в санаторий «Буг», где уже отдыхали все наши выселенные женщины с детьми. Позже я еще ездил в зону: со специалистами заезжали в пустые населенные пункты, брали пробы, отвозили их в лабораторию. 

   ! За отважные действия во время ликвидации последствий аварии на ЧАЭС А.М. Литвинко в декабре 1986 года был награжден медалью «За трудовое отличие».

  Жыццё «ПАСЛЯ»
   — Городок наш постепенно оживал. Пару лет назад, после проведения там Дня письменности, затем празднования 500-летия, он кардинально преобразился. Порядок и чистоту стараются поддерживать и местные, организовывая субботники, — говорит А.М. Литвинко.
   А наш герой вопреки желанию отца стал военным. Связал свою судьбу с армией. Служил прапорщиком, занимался призывом молодежи в ряды Вооруженных сил. Отвечал одновременно за набор кандидатов в военное училище и за обезвреживание территории города и района от взрывоопасных предметов. Позже был переведен в Жлобин. И этот город ему тоже обязан спокойствием. Громкий случай помнит весь наш район. При строительстве магазина в 3-м мкр. были найдены в земле 239 боеприпасов времен Великой Отечественной войны. Своими руками Александр Литвинко вынес с обнаруженного склада не один снаряд.
   После решения «завязать» с «военщиной» перед Александром сразу отворились несколько дверей. Случайная встреча сознакомым оказалась вовсе не случайной. Специалиста с богатым жизненным опытом пригласили работать на завод. Вот так судьба привела А.М. Литвинко на БМЗ, где он трудится уже 18 лет.
   Сегодня о своей лихой жизни он вспоминает вместе с женой, с которой недавно отметили коралловую свадьбу. Все эти 35 лет Галина Григорьевна поддерживала мужа, переживала с ним все неурядицы. Сегодня — она на заслуженном отдыхе. Семейная идиллия восстановилась. Радуют дети, вдохновляют и внуки. Дочь Людмила пробовала себя в медицине, сейчас окунулась в мир цифр — работает экономистом УПЭА БМЗ. Воспитывает дочь Арину и сына Ромку, которого, кстати, родила на день рождения отца. Сын Сергей, как и папа, не боится перемен. Начинал трудовую карьеру в ПМК-71, затем пришел на БМЗ. Сейчас он ведущий инженер УС. Женат. Внучке Настеньке два годика.
   «Какими бы не были условия, где бы вы не находились, всегда оставайтесь людьми», — такой совет постоянно слышат родные от Александра Михайловича.
  ! Хойницкий район Гомельской области является родиной для 82 заводчан. В частности, из деревни из города Хойники — инженер З/У Д.Н. Лукьяненко и распределитель работ МЦ С.И. Лещенко. А деревню Пагонное своей родиной считают 19 человек.

    Снежана ГНАПОВСКАЯ.
    НА СНИМКЕ: Александр Литвинко с матерью и детьми у Памятника Скорби.

 

Рубрика: